Главная / Безопасность турбогенераторов / Безопасность эксплуатации турбогенераторов

Лекция на курсах повышения квалификации

"Турбогенераторы: обеспечение надежности и безопасности эксплуатации –диагностирование, ремонт, модернизация и продление срока службы",

Г. Екатеринбург, Уральский Центр охраны труда энергетиков,  02.04.2012

Голоднова О.С., к.т.н., ст.н.с.

Безопасность эксплуатации турбогенераторов

Проблемы и требования в свете Федерального закона «О безопасности объектов ТЭК» от 21.07.2011 №256- ФЗ.

Обеспечение энергетической безопасности и надежности электроснабжения России является основой государственной политики в электроэнергетике, проводимой Министерством энергетики Российской Федерации («ТЭК РОССИИ :КУРС НА БЕЗОПАСНОСТЬ?» А.Н.Шишкин, заместитель Министра энергетики  РФ  29 октября 2010). Предпосылки для возникновения угрозы энергетической безопасности заложены в условия функционирования российской электроэнергетики  (ЭЭ) на  современном этапе после реформирования. Прежде всего, это высокая степень износа основных фондов ЭЭ, в том числе  генерирующего электрооборудования, и запаздывание технического перевооружения [1].

Число лет

работы

Доля установленной мощности, %

ТЭС

ГЭС

От 30 до 50

52

57

Более 50

7

21

Доля установленной мощности на АЭС, %

От 20 до 40

79

В то же время спрос на электроэнергию растет, что видно из прогнозов максимумов потребления мощности в РФ, представленных в  докладе заместителя  Министра энергетики РФ А.Н.Шишкина «О ходе подготовки субъектов электроэнергетики к отопительному сезону 2011-2012 гг.», ноябрь 2011 г., где также указано, что резервы мощности достаточны для покрытия спроса [2].

Вопросы надежности в электроэнергетике приобрели особую актуальность.

Это вызвано:

влиянием надежности на безопасность,

нарушением целостности единой системы энергоснабжения,

потерей вертикали управляемости и отсутствием у Минэнерго реальных рычагов воздействия на энергопредприятия,

потерей профессионализма в управлении на государственном и корпоративном уровнях,

снижением надежности энергоснабжения, вплоть до межрегиональных аварий.

Основа государственной политики по обеспечению надежности электроснабжения – это стимулирование вводов генерирующего энергооборудования (ЭО) и нового сетевого оборудования и контроль ремонтных программ [3, 4, 5]:

- активная политика государства в области модернизации электроэнергетики при разработке схем и программ перспективного развития;

-  налоговые льготы, стимулирующие внедрение нового энергетического оборудования и энергосберегающих технологий;

-  юридическое закрепление инвестиционных обязательств по строительству и модернизации генерирующих объектов через договоры о поставке мощности (ДПМ);

-  техническая инспекция реализации ремонтных программ

- механизм, стимулирующий инвестиции через ценовые параметры долгосрочного рынка мощности:

•  фиксированная цена за мощность, предусматривающая окупаемость капитальных вложений (средневзвешенная стоимость капитала 14-15%, срок окупаемости проектов–15 лет);

•  недоплата за некачественную  мощность  (низкий коэффициент готовности), что стимулирует генкомпании проводить модернизацию.

Известно, что «переход к конкурентным  отношениям со свободным ценообразованием  негативно отражается на надежности и качестве электроснабжения» [6]. Естественно, что это отражается и на эффективности государственного воздействия:

-  вводы нового генерирующего ЭО (25 ГВт в течение 5 лет) – это всего лишь около 10% от установленной мощности ЕЭС, остальное же оборудование  продолжает стареть и все более нуждаться в качественном техническом обслуживании, обеспечить которое весьма затруднительно при отсутствии системы организации ремонтов;

-  приоритет в управлении отдан снижению издержек, в том числе за счет снижения затрат на поддержание работоспособного состояния ЭО;

-  отсутствует личная ответственность  технических руководителей субъектов электроэнергетики и должностных лиц за аварийность;

-  ремонтные программы контролируются формально (по затратам), а не по содержанию;

-  инвестпрограммы гарантируются через ДПМ: компании получают повышенные выплаты за новую мощность, а конечные цены на электроэнергию поднимаются, чтобы обеспечить увеличение этих ставок. Это, по сути, не рыночное, а тарифное решение.

Вводы новой генерации по ДПМ продлятся до 2017 г., но основные стройки завершатся уже к 2015 году [7].

За пределами ДПМ не достигается желаемый возврат на инвестированный капитал при действующем ограничении на тарифы.

Проблема надежности и безопасности электроэнергетических объектов стала особенно актуальной после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС (17.08.2009) и взрыва на Баксанской ГЭС (2010). Авария на Саяно-Шушенской ГЭС, так же как и некоторые тяжелые аварии на электростанциях, происшедшие ранее, показали, что не только и не столько технические причины приводят в нашей стране к авариям. Предпосылкой аварий зачастую является узаконенная система принятия решений, когда практически отсутствуют государственные ограничения в ведении эксплуатации опасных промышленных объектов, обеспечивающие безопасность, а преобладают экономические стимулы.  Связано ли это с некомпетентностью должностных лиц,  или с соблюдением ими чьих-то личных или корпоративных экономических интересов – это не имеет значения; главные причины – отсутствие личной ответственности должностных лиц  за нарушение технических нормативов. Это создает условия, когда для менеджеров и владельцев электроэнергетических предприятий вполне допустимо и безопасно быть некомпетентными, халатными или (и) корыстными.

Так, предупреждению аварии на Саяно-Шушенской ГЭС препятствовали фактически действовавшие правила принятия решений, базировавшиеся на следующих фактах:

-       внеплановый ремонт гидроагрегата летом в условиях «большой воды» нанес бы экономический ущерб генерирующей компании ОАО «Русгидро» из-за снижения готовности оборудования  и выработки электроэнергии, т.е. ухудшил бы экономические показатели  компании;

-       ответственность руководства (а также собственника) генерирующего энергопредприятия и надзорного органа за аварии на предприятии не прописана в законодательстве; в то же время ответственность системного оператора и его приоритет прописаны в законе «Об электроэнергетике» очень четко, т.е. приоритет системного оператора установлен законодательно [8, 9];

-       четкие признаки необходимости аварийного останова гидроагрегата в любой системной ситуации  не были сформулированы в ПТЭ, СТО, а статус этих правил  не был закреплен законодательно.

Отсутствие ответственности за аварии нашло отражение в характере обвинений, предъявленных менеджерам ОАО «Русгидро» следственным комитетом при прокуратуре РФ. Они обвиняются по ч. 2 ст. 143 УК РФ (нарушение правил техники безопасности и иных правил охраны труда, совершенных лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил, повлекших по неосторожности смерть двух и более лиц). Срок уголовного преследования обвиняемых по этому делу по ст. 143 УК РФ («Нарушение правил охраны труда») истек еще 17 августа прошлого года, и уголовное дело должно было быть прекращено. Это вызвало большой общественный резонанс в Хакасии. Поэтому Генпрокуратура отправила дело на доследование, и следственный комитет предполагает переквалифицировать обвинение по более тяжкой статье ст. 216 УК РФ (нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц). По этой статье выше срок наказания (до семи лет), нежели нарушение правил охраны труда, и не истекли в настоящий момент сроки давности.

Проявилась и  неэффективность государственного надзора за эксплуатацией ГЭС. К длительно существовавшему нарушению норм ПТЭ по вибрации на ГЭС надзорный орган не проявил внимания и не вынес соответствующего предписания руководству ОАО «Русгидро» о   приостановке эксплуатации гидроагрегата.

Здесь следует отметить тот факт, что ущерб от катастрофических  аварий покрывается, так или иначе, не только и не столько виновниками.  Государство выплачивает компенсации пострадавшим, помогает бизнесу в восстановлении объекта, все это за счет налогоплательщиков (неважно, напрямую, или в виде тарифов и завышенной стоимости оборудования, или за счет повышения цен вообще, или в содействии кредитованию, допэмиссии). Страхование покрывает только имущественные риски. На примере аварии  Саяно-Шушенской ГЭС видно, что лимит страхового покрытия – 200 млн. руб.  компенсирует лишь 0,5 % оценки ущерба от аварии (40 млрд. руб.) [10].

Катастрофические аварии с рисками порядка 10-3,  10-4 страховать бессмысленно, поскольку должен быть принят весьма долгосрочный  горизонт планирования, в течение которого должны выплачиваться страховые премии практически без наступления страхового случая, что равноценно неоправданным значительным финансовым потерям у страхователя.  Так, в декларации безопасности СШГЭС был указан ущерб от разрушения плотины 270 млрд руб. при риске этого события, соответствующем частоте <10-4. Страховые премии, т.е. удержания  у ОАО «Русгидро» за этот период в пользу страховщика, составили бы 263, 5 млрд руб, почти сравняясь с ущербом при фактическом отсутствии страхового события [10].   При наступлении страхового случая  фактическая величина ущерба от катастрофической аварии требует такого страхового покрытия, которое оказывается не под силу страховым организациям  или же покрывается страховщиком незначительно.

В последующий период в  2009-2010 гг. Минэнерго РФ был принят ряд мероприятий по совершенствованию управления электроэнергетикой в части генерации. Отметим некоторые из них, близкие к теме.

Узаконены все нормативы и стандарты, которые должны были перестать действовать с 30 июня 2010 г. согласно Федеральному закону «О техническом регулировании» от  7.12.2002 №184 ФЗ.  Федеральный закон  от 27.12.2009 №385 ФЗ внес изменения, которые автоматически продлевают срок действия  действующих нормативных требований «до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов».  Это сохранило преемственность нормативно-технической документации (НТД) в электроэнергетике.

С 01 апреля 2010 г. действуют «Технические требования к генерирующему оборудованию участников оптового рынка», введенные ОАО «СО ЕЭС».  Сделан шаг к   учету специфики и технического состояния энергооборудования (объекта диспетчеризации) в процессе эксплуатации в режимах регулирования мощности и частоты. Необходимость такого учета показала авария на Саяно-Шушенской ГЭС 17.08.2009.  Теперь системный оператор должен получить все необходимые данные об энергооборудовании и его возможностях в части регулирования мощности и частоты от технических руководителей генерирующих энергопредприятий и учесть эти данные, планируя  «допустимые диапазоны регулирования активной и реактивной электрической мощности, установленную, располагаемую и максимальную мощности генерирующего оборудования, а также иные параметры, необходимые для определения готовности генерирующего оборудования к выработке электрической энергии».

Постановлением Правительства РФ от 03.03.2010 № 117 введены в действие «Правила отбора субъектов электроэнергетики и потребителей электрической энергии, оказывающих услуги по обеспечению системной надежности». «Правила» определяют порядок оказания этих услуг, в частности устанавливают обязанность поддержания соответствия оборудования определяемым системным оператором параметрам и характеристикам, соблюдение параметров технологического режима работы объектов электроэнергетики, модернизацию оборудования в срок, предусмотренный договором с системным оператором.

Уделено внимание вопросам надежности производства электроэнергии, которые тесно связаны с безопасностью, но только  в части обеспечения запасов топлива, готовности к зиме  и вывода оборудования в ремонт – в  Федеральном законе от 26.07.2010 № 189-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об электроэнергетике" и Кодекс РФ об административных правонарушениях в целях обеспечения устойчивого и надежного снабжения электрической и тепловой энергией». Это касается порядка создания и установления нормативов технологических запасов топлива на электростанциях; утверждения положений об оценке готовности субъектов энергетики к работе в осенне-зимний период и о контроле за его прохождением, а так же утверждения порядка осуществления техконтроля и надзора в электроэнергетике. Установлена административная ответственность: а) «за нарушение нормативов технологических запасов топлива на тепловых электростанциях в виде штрафа на должностных лиц в размере от 30 до 50 тыс. руб. или дисквалификацию на срок от 18 месяцев до 3-х лет; на юридических лиц – в размере стоимости предмета административного правонарушения (цена топлива, недостающего до выполнения норматива технологического запаса топлива на тепловой электрические станции) на момент окончания или пресечения административного правонарушения»;  б) «за несоблюдение правил вывода объектов электроэнергетики в ремонт и из эксплуатации» – в виде штрафа на должностных лиц в размере от 30 до 50 тыс. руб. или дисквалификацию на срок от 18 месяцев до 3-х лет; на юридических лиц – от 500 тыс. до 1 млн. руб».

Непосредственно к надежности объектов электроэнергетики и к покрытию ущерба от аварий имеет отношение Федераль­ный закон от 27 июля 2010 г. № 226-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте".

В Кодекс РФ об административных правонарушениях внесена "Статья 9.19. Несоблюдение требований об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте. Эксплуатация опасного объекта, за исключением ввода в эксплуатацию, в случае отсутствия договора обязательного страхования гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте – влечет  наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пятнадцати тысяч до двадцати тысяч рублей, на юридических лиц - от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей".

Однако, принятые к 2011 году меры нельзя считать  достаточными для обеспечения надежности действующего энергооборудования по следующим причинам:

- Надежность, как техническая характеристика, не учитывается при конкурентном отборе мощности на оптовом рынке, а также на конкурсе инвестиционных проектов; штрафные санкции за недопоставку мощности и электроэнергии, по-видимому,  недостаточно стимулируют повышение надежности генерации.

- Отсутствует регламентация правил эксплуатации энергооборудования утверждаемыми правительством документами высокого уровня (нормативами), что необходимо в целях обеспечения надежности и энергобезопасности [11];

Стимулирование готовности энергооборудования  не способствует предупреждению аварий оборудования, поскольку внеплановый ремонт снижает готовность и приводит к снижению оплаты за мощность не только для данного участника, но и для группы участников, поставляющей мощность в рамках соглашения.

Отсутствие механизмов окупаемости проектов модернизации  действующего оборудования и стимулов для работ по продлению его ресурса; следствием являются только два варианта стратегии эксплуатации действующего оборудования:

-      замена оборудования новым (с возвратом вложенного капитала, если повышена мощность);

-      эксплуатация до аварийного повреждения, в том числе с полным разрушением оборудования, что является угрозой промышленной безопасности.

При этом ответственность должностных лиц и владельцев на электростанциях предусматривается только административная.

-      Ответственность должностных лиц и владельцев на электростанциях предусматривается только административная.

Это положение резко изменилось в 2011 г., когда был принят ряд законов о безопасности объектов ТЭК, в том числе и электроэнергетических объектов:

«О безопасности объектов ТЭК», от 21.07.2011 № 256-ФЗ, с  приложением «Паспорта безопасности объекта ТЭК»,

«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения безопасности объектов ТЭК",  от 21.07.2011 № 257-ФЗ,

«О внесении изменений в отдельные законодательные акты по вопросам осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», от 18.07.2011 № 242-ФЗ

Кроме того, надо отметить принятый одновременно закон от 21.07.2011     № 255-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О техническом регулировании».

По  п.4 этого закона из сферы технического регулирования выведены отношения, связанные с разработкой, принятием, применением и исполнением требований к обеспечению надежности и безопасности электроэнергетических систем и объектов электроэнергетики, а также требований к деятельности в области промышленной безопасности  и безопасности технологических процессов на опасных промышленных объектах.

Имеется оговорка: «за исключением случаев разработки, принятия, применения и исполнения таких требований к продукции или к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации».

Появилось новое понятие «обязательные требования», которые должно определить Правительство РФ, а следовательно,  Минэнерго РФ,  к своим объектам.

Минэнерго  РФ планировало внести следующие изменения в Федеральный закон «Об электроэнергетике»: наделить Правительство РФ или уполномоченные им федеральных органы исполнительной власти полномочиями по:

–       утверждению технологических правил работы электроэнергетических систем;

–       утверждению правил планирования и проведения ремонтов объектов электроэнергетики;

–       утверждению правил эксплуатации объектов электроэнергетики;

–       осуществлению государственного контроля за соблюдением указанных требований, а также правил организации учета электрической энергии на розничных рынках электрической энергии.

Это было указано в докладе заместителя  Министра энергетики РФ А.Н.Шишкина  (03.11.2011) «О ходе подготовки субъектов электроэнергетики к отопительному сезону 2011-2012 гг.» с пояснением, что эти «изменения вносятся для повышения ответственности организаций, обеспечивающих функционирование инфраструктуры электроэнергетики, за невыполнение в надлежащем объеме и качестве обязательств перед потребителями по снабжению электрической энергией, а также для обеспечения надежного функционирования Единой энергетической системы России и стимулирования энергосбережения»[2].

Эти изменения были приняты лишь частично в новом Федеральном законе от 6 декабря 2011 г. N 394-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об электроэнергетике", где в статье 1 в п. 2) указано следующее изменение о новом полномочии Правительства РФ:

«в статье 21:

а) в пункте 1:

дополнить новым абзацем тридцать восьмым следующего содержания:

"утверждает правила технологического функционирования электроэнергетических систем;"».

Этот абзац вступил в силу с 1 января 2012 года.

Федеральный закон от 21.07.2011 № 256-ФЗ «О безопасности объектов ТЭК» включает в себя следующие основные разделы:

  1. Безопасность ТЭК: Принципы обеспечения безопасности объектов, а также основы обеспечения безопасности ТЭК
  2. Полномочия федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов РФ.
  3. Ответственность за причинение вреда в результате совершения акта незаконного вмешательства на объекте ТЭК.
  4. Категорирование объектов: объекты высокой категории опасности, объекты средней категории опасности, объекты низкой категории опасности.
  5. Требования к персоналу, обеспечивающему безопасность объектов ТЭК; вопросы обеспечения физической защиты объектов, права и обязанности субъектов ТЭК в области обеспечения безопасности объектов.
  6. Паспорта безопасности: форма и порядок разработки паспорта безопасности объекта ТЭК.
  7. Особенности  обеспечения безопасности объектов системы линейных объектов.

Предполагается одновременное решение проблемы безопасности и антитеррористической защищенности объектов ТЭК, в т.ч. предприятий электроэнергетики следующим образом:

-  Перечень конкретных объектов будет утверждаться на уровне региона, а затем включаться в федеральный реестр объектов ТЭК.

-  Требования, необходимые для обеспечения безопасности каждого объекта, будут определяться, исходя из его категории опасности.

Таких категорий опасности будет три: высокая, средняя и низкая.

Каждый объект ТЭК получит «паспорт безопасности», в котором будут отражены его характеристика, категория, возможные последствия в случае осуществления акта незаконного вмешательства, информация о состоянии систем его инженерно-технической и физической защиты, пожарной безопасности.

-  Повышаются требования к персоналу.

-  Владельцы объектов ТЭК высокой категории опасности должны будут страховать ответственность за причинение вреда здоровью или имуществу третьих лиц в результате акта незаконного вмешательства.

Основные понятия безопасности объектов ТЭК, в т.ч. предприятий электроэнергетики:

-       Акт незаконного вмешательства - противоправное действие (бездействие), в т.ч. террористический акт или покушение на его совершение, угрожающее безопасному функционированию объекта ТЭК, повлекшее за собой причинение вреда жизни и здоровью людей, повреждение или уничтожение имущества либо создавшее угрозу наступления таких последствий.

-       Безопасность объектов ТЭК – состояние защищенности объектов ТЭК от актов незаконного вмешательства.

-       Критически важные объекты ТЭК – объекты ТЭК, нарушение или прекращение функционирования которых приведет к потере управления экономикой РФ, субъекта РФ или административно-территориальной единицы, ее необратимому негативному изменению (разрушению) либо существенному снижению безопасности жизнедеятельности населения.

-       Критические элементы объекта ТЭК – потенциально опасные элементы (участки) объекта ТЭК, совершение акта незаконного вмешательства в отношении которых приведет к прекращению нормального функционирования объекта ТЭК, повреждению его или к аварии на объекте ТЭК.

Основные понятия антитеррористической защищенности объектов ТЭК, в том числе предприятий электроэнергетики:

-       Антитеррористическая защищенность объекта ТЭК – состояние защищенности здания, строения, сооружения или иного объекта ТЭК, препятствующее совершению на нем террористического акта.

-       Обеспечение антитеррористической защищенности объектов ТЭК – реализация  определяемой государством системы правовых, экономических, организационных и иных мер, направленных на обеспечение безопасности объектов ТЭК.

-       Требования обеспечения безопасности объектов ТЭК и требования антитеррористической защищенности объектов ТЭК – правила, которые обязательны для выполнения и соблюдение которых обеспечивает безопасность объектов ТЭК и антитеррористическую защищенность объектов ТЭК.

На сайте Минэнерго РФ имеется  проект приказа, утверждающего «ПЕРЕЧЕНЬ  работ, связанных с обеспечением безопасности объектов ТЭК»:

-             Оценка достаточности инженерно-технических мероприятий, мероприятий по физической защите и охране объектов ТЭК.

-             Монтаж, эксплуатация и техническое обслуживание инженерно-технических средств охраны и средств пожаротушения объектов ТЭК.

-             Осуществление внутреннего контроля в области обеспечения безопасности объектов ТЭК.

-             Охрана объектов ТЭК.

-             Разработка, монтаж и эксплуатация информационных систем, информационно- телекоммуникационных сетей и систем защиты информации и информационно-телекоммуникационных сетей объектов ТЭК.

Подготовлены также проекты Постановлений Правительства РФ, реализующих Федеральный закон «О безопасности объектов ТЭК»:

- Об утверждении Порядка актуализации паспорта безопасности  объекта ТЭК.

- Об утверждении Порядка формирования и ведения реестра объектов ТЭК.

- Об утверждении Положения об исходных данных для проведения категорирования объекта, порядке его проведения и критериях категорирования объекта ТЭК.

Обеспечение безопасности объектов ТЭК осуществляется субъектами ТЭК, т.е. физическими и юридическими лицами, владеющими на праве собственности или ином законном праве объектами ТЭК. Соблюдение требований обеспечения безопасности объектов ТЭК и требований антитеррористической защищенности объектов ТЭК является обязанностью руководителей субъектов ТЭК. В качестве субъекта ТЭК, владеющего объектом ТЭК, который отнесен к объектам высокой категории опасности, может выступать только юридическое лицо, зарегистрированное на территории РФ.

Уголовная ответственность за нарушение требований обеспечения безопасности и антитеррористической защищенности объектов ТЭК определяется новой статьей 217.1 Уголовного Кодекса РФ:

1. Нарушение требований обеспечения безопасности и антитеррористической защищенности объектов ТЭК, если это деяние повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека или причинение крупного ущерба,- наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека,- наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, - наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Административная ответственность за нарушение требований обеспечения безопасности и антитеррористической защищенности объектов ТЭК определяется новой статьей 20.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях:

«Нарушение требований обеспечения безопасности и антитеррористической защищенности объектов ТЭК, а равно воспрепятствование соблюдению указанных требований должностными лицами, в том числе руководителями субъекта ТЭК, гражданами, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей или дисквалификацию на срок от шести месяцев до трех лет.";

Ответственность за причинение вреда на объекте ТЭК предусмотрена Федеральным законом от 21.07.11 № 256-ФЗ  для субъектов ТЭК:

-       Статья 14. Гражданско-правовую ответственность за причинение вреда физическим и юридическим лицам, а также государству в результате совершения акта незаконного вмешательства на объекте ТЭК несет субъект ТЭК в порядке, установленном законодательством РФ.

-       Статья 15. Субъекты ТЭК, владеющие на праве собственности или ином законном праве объектами ТЭК, которые отнесены к объектам высокой категории опасности, обязаны страховать ответственность за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц в результате аварии на объекте ТЭК, возникшей в связи с террористическим актом или диверсией.

Согласно статье 12 п.2 ФЗ от 21.07.11 № 256-ФЗ субъекты ТЭК обязаны:

-  незамедлительно информировать … об угрозах совершения и о совершении актов незаконного вмешательства на объектах ТЭК;

-  выполнять предписания, постановления … об устранении нарушений требований обеспечения безопасности объектов ТЭК и требований антитеррористической защищенности…;

-  оказывать содействие в выявлении, предупреждении и пресечении актов незаконного вмешательства, а также в ликвидации их последствий, установлении причин и условий их совершения;

осуществлять комплекс специальных мер по безопасному функционированию объектов ТЭК, локализации и уменьшению последствий чрезвычайных ситуаций;

-  обеспечивать готовность объектов ТЭК к локализации и уменьшению последствий потенциальных чрезвычайных ситуаций, ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций в случае их возникновения…

В свете ФЗ от 21.07.11 № 256-ФЗ предстоит по объектам ТЭК, в том числе по электростанциям, в том числе по турбогенераторам и другому энергооборудованию (ЭО), конкретизировать требования к безопасности:

-       определить критические элементы ЭО, т.е. потенциально опасные элементы, совершение акта незаконного вмешательства в отношении которых приведет к прекращению нормального функционирования, повреждению или к аварии ЭО;

-       определить виды незаконного вмешательства в работу ЭО – противоправных  действий или бездействий, угрожающих безопасному функционированию ЭО;

-       разработать и осуществить меры по предупреждению актов незаконного вмешательства в отношении  ЭО.

Безопасность эксплуатации турбогенераторов тесно связана с их надежностью. Поэтому требования к безопасности будут одновременно и требованиями к надежности, но только в отношении тех нарушений функционирования, которые повлекли «причинение вреда жизни и здоровью людей, повреждение или уничтожение имущества» либо создали «угрозу наступления таких последствий».

«Паспорт безопасности» и критические элементы турбогенератора

В свете изложенного можно сформулировать, какие элементы (узлы) турбогенератора являются критическими элементами и какие имеются базовые угрозы актов незаконного вмешательства для этих элементов в свете Федерального закона «О безопасности объектов ТЭК» от 21.07.2011 № 256-ФЗ, для учета при составлении «Паспорта безопасности» (личные предложения автора).

Наименование критического элемента турбогенератора:

Подшипники и система смазки

Вращающаяся масса – ротор турбогенератора:

-                   вал,

-                   бочка ротора,

-                   бандажные кольца ротора.

Корпус турбогенератора серии ТВ, ТВ2, ТВФ, ТВВ, ТГВ, заполненный водородом, и газовая система.

Водородные уплотнения вала и их система маслоснабжения

Вспомогательные системы, в которые может проникать водород

Статор турбогенератора серии ТВМ, заполненный маслом

Электрические и технологические защиты турбогенератора

Базовые угрозы:

Пожароопасность при разуплотнении масляных объемов  вследствие горючести смазочного и охлаждающего масла

Пожароопасность при разуплотнении газомасляной системы турбогенератора вследствие горючести охлаждающего водорода

Взрывоопасность водородно-воздушной смеси при накоплении ее в плохо вентилируемых объемах вблизи генератора

Опасность разрушения вращающихся масс при трещинообразовании,  нарушении креплений

Опасность разрушения при коротких замыканиях обмотки статора турбогенератора при несрабатывании электрических и технологических защит

Опасность ложного срабатывания защит и аппаратуры  дистанционного управления.

Модель нарушителя, тип нарушителя:

Технический руководитель, не обеспечивающий соблюдения технологических правил эксплуатации и ремонта, подготовку персонала без умысла на реализацию базовой угрозы.

Исполнитель работ, не соблюдающий технологических правил эксплуатации и ремонта в процессе конкретной работы по халатности или вследствие некомпетентности, без умысла на реализацию базовой угрозы.

Работники технадзора, не проверяющие или не требующие соблюдения технологических правил эксплуатации и ремонта, без умысла на реализацию базовой угрозы.

Сотрудник или посторонний человек, умышленно совершающий действие (повреждение или нарушение работы критического элемента), которое заведомо должно привести к реализации базовой угрозы.

Умышленное бездействие сотрудника, которое заведомо должно привести к реализации базовой угрозы.

 

 

Список источников:

1. Шишкин А.Н, заместитель Министра энергетики  РФ  «ТЭК РОССИИ :КУРС НА БЕЗОПАСНОСТЬ?», 29 октября 2010 г.

2. Шишкин А.Н, заместитель Министра энергетики  РФ «О ходе подготовки субъектов электроэнергетики к отопительному сезону 2011-2012 гг.», 03 ноября 2011 г.

3. Постановления Правительства РФ от 03.03.2010 № 117, от 21 апреля 2010 г. N 269.

4. Правила оптового рынка электрической энергии и мощности  (Утв. Постановлением Правительства РФ от 27 декабря 2010 г. N 1172).

5. Протокол № 10 заседания Комиссии Минэнерго России по осуществлению мониторинга за проведением организациями электроэнергетики ремонтов и технического состояния генерирующих объектов и объектов электросетевого хозяйства  от 04 мая 2011 г.

6. Экономика и управление в современной электроэнергетике. Под ред. Чубайса А.Б., Аметистова Е.В., Удальцова Ю.А., Уринсона Я.М. М.: изд. НП «КОНЦ ЕЭС», 2008.

7. В.Дзагуто, Е.Гришковец. Газета "Коммерсантъ", №222/П (4763), 28.11.2011.

8. Правила вывода объектов электроэнергетики в ремонт и из эксплуатации. (в ред. Постановления Правительства РФ от 10.03.2009 № 219)

9. Федеральный закон от 26 марта 2003 года № 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (с изменениями на 06 декабря 2011 года)

10. Кадыкова М.  Неподъемные риски. Приложение к газете «КоммерсантЪ»  «Business Guide» от 11 ноября 2009 г. № 210. - Страхование.  Там же интервью с В.Орловым («Капитал-Страхование»), Х.Чопра («РОСНО»),   С.Теребулиным (ОАО «Русгидро»).

11. Кучеров Ю.В., Китушин В.Г. Реформирование и надежность электроснабжения\ "ЭнергоРынок", 2005, №1.